Оригинальный текст и слова песни Понтий Пилат. После казни:

О, боги, боги! Как редки грозы
Над Ершалаимом.
Служитель дороги, ответь на вопросы,
Забудь свое имя.
Нет истин правдивее крови и пыли,
Нет горше судейства.
Судьба моя смотрит глазами слепыми,
И некуда деться.
Не правда ли? Это как будто забавно.
Меня пожалели дурак и собака.
Ну что, прокуратор? Воздастся по вере?
Не он тебе — ты ему душу доверил.
Две тысячи лет — это, в сущности, мало.
Но как же толпа моим жестам внимала!
Мол, славь игемона, — и гвозди в ладони.
Кого ж мы хороним?

Нисан затянулся под солнцем палящим,
И день — за неделю
И проклятый город, в глаза мне смотрящий,
Тоску не разделит.
При свете луны мне не будет покоя,
Ах, царь иудейский!
Лишь боль — ты ведь знаешь, что это такое! —
И некуда деться…

Прощение смерти врача и поэта —
Идти по дороге из лунного света.
Идти по дороге, от мук ускользая…
Мы столько друг другу тогда не сказали!
Две тысячи лет — это, в сущности, мало…
Меня покаянье мое изломало.
Я знанием страшным наказан навеки:
Господь — в человеке…

1998 г.

Перевод на русский или английский язык текста песни — Понтий Пилат. После казни исполнителя Диана Коденко:

Oh, gods, gods! How rare storm
Over Yershalaim.
Servant of the road to answer the question,
Forget your name.
No truer truths blood and dust,
No worse than the officiating.
My fate is looking through the eyes of the blind,
And nowhere to go.
Is not it? It seemed funny.
I pity the fool and the dog.
Well, Procurator? Will be rewarded by faith?
He was not you — you are entrusted his soul.
Two thousand years — is, in fact, is not enough.
But how did the crowd listened to my gestures!
Mol, Glory hegemon — and the nails in his hands.
Who are we bury?

Nissan dragged under the scorching sun,
And the day — this week
And cursed city, looking into my eyes,
Tosca will not share.
In the moonlight, I will not rest,
Ah, the king of the Jews!
Only the pain — you know what it is! —
And nowhere to go …

Forgiveness death of a doctor and a poet —
Going on the road from the moonlight.
Going on the road, from the torment of escaping …
We have so much to each other then to say!
Two thousand years — it is, in fact, a little …
I have broken my repentance.
I have knowledge of a terrible punishment for ever:
Lord — a man …

1998

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Понтий Пилат. После казни, просим сообщить об этом в комментариях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.