Добавить в избранное

Оригинальный текст и слова песни:

Like faithful oxen through the chalk,
With dragging tails of history walk.
Soon confuse the compass and the cross.
Carefully and cursively we fill our travelling diaries with loss.

Beneath an angry Bible flood,
Did you and I first learn to love.
In my father's car we came to know.
And shivered in our painted clothes and paired like every animal below.

As heavy as a history book can be,
I will carry it with me, oh Lord.
And maybe when the bitterness has gone,
There'll be sweetness on our tongues once more.

Barefoot in a rowing boat,
You lose your shoes and freeze your toes.
And say I wear my sorrow like a crown.
And throw your arms around my head, and see it there in gold and red and brown.

As heavy as a history book can be,
I will carry it with me, oh Lord.
And maybe when the bitterness has gone,
There'll be sweetness on our tongues once more.

We'll soon forget our parents' names,
Like dogs will drive the wolves away.
And weep with fingertips opposed,
Like a church where nobody congregates.

But sweetness sings in the pasture,
We throw ourselves on the mercy of the earth.
If sand and salt have the answer,
Then the act itself will be louder than the word.

And I'll be on your side.

Перевод на русский или английский язык текста песни -:

Как верных волов через мел,
 С перетаскивания хвостов истории ходьбы.
 Вскоре путать компас и крест.
 Тщательно и рекурсивно мы заполняем наши дорожные дневники с потерей.

 Под гневным Библии наводнения,
 Вы и я сначала научиться любви.
 В машине моего отца мы узнали.
 И вздрогнул в наших окрашенных одежды и в паре каждого животного, как ниже.

 Как тяжело, как история книга может быть,
 Я носить его с меня, Господи.
 И может быть, когда горечь ушла,
 Там будет сладость нашими языками еще раз.

 Босиком в лодке,
 Вы теряете свои ботинки и заморозить пальцы.
 И сказать, что я ношу печаль, как короной.
 И бросить свои руки вокруг моей головы, и увидеть его там в золотой и красный и коричневый.

 Как тяжело, как история книга может быть,
 Я носить его с меня, Господи.
 И может быть, когда горечь ушла,
 Там будет сладость нашими языками еще раз.

 Мы скоро забудут имена наших родителей,
 Как собаки будет управлять волков от отеля.
 И плакать пальцев против,
 Как церковь, где никто не congregates.

 Но сладость поет на пастбище,
 Мы бросаемся на милость земле.
 Если песок и соль есть ответ,
 Тогда сам акт будет громче, чем слова.

 И я буду на вашей стороне.

Видеоклип

Обсудить