Добавить в избранное

Оригинальный текст и слова песни:

Шут был вор: он воровал минуты,
Грустные минуты тут и там,
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.

В светлом цирке между номерами
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
Иногда в дурацком колпаке.

Зритель наш шутами избалован —
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: "Да разве это клоун?!
Если клоун — должен быть смешной!"

Вот и мы… Пока мы вслух ворчали:
"Вышел на арену, так смеши!" —
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.

Мы опять ы сомненьи — век двадцатый,
Цирк у нас, конечно, мировой,
Клоун, правда, слишком мрачноватый,
Не веселый клоун, не живой.

Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.

Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал —
Горе наше брал он на себя.

Только балагуря, тараторя,
Все грустнее становился мим,
Потому что груз чужого горя
По привычке он считал своим.

Тяжелы печали, ощутимы…
Шут сгибался в световом кольце,
Делались все горше пантомимы,
И морщины глубже на лице.

Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас,
Будто многим обезболил роды…
А себе — защиты не припас.

Мы теперь без боли хохотали,
Весело по нашим временам:
"Ах, как нас прекрасно обокрали —
Взяли то, что так мешало нам!"

Время! И, разбив себе колени,
Уходил он, думая свое.
Рыжий воцарился на арене,
Да и за пределами ее.

Злое наше вынес добрый гений
За кулисы — вот нам и смешно.
Вдруг — весь рой украденных мгновений
В нем сосредоточился в одно.

В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь — и тишина…
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего — и сломана спина.

Зрители и люди между ними
Думали: "Вот пьяница упал".
Шут в своей последней пантомиме
Заигрался — и переиграл.

Он застыл — не где-то, не за морем —
Возле нас, как бы прилег, устав.
Первый клоун захлебнулся горем,
Просто сил своих не рассчитав.

Я шагал вперед неукротимо,
Но успев склониться перед ним.
Этот трюк — уже не пантомима:
Смерть была — царица пантомим!

Этот вор, с коленей срезав путы,
По ночам не угонял коней.
Умер шут. Он воровал минуты —
Грустные минуты у людей.

Многие из нас бахвальства ради
Не давались: "Проживем и так!"
Шут тогда подкрадывался сзади
Тихо и бесшумно — на руках…

Сгинул, канул он, как ветер сдунул!
Или это шутка чудака?
Только я колпак ему — придумал,
Этот клоун был без колпака.

1972

Перевод на русский или английский язык текста песни -:

Jester was a thief, he stole a minute
 Sad moments here and there,
 Make-up, wig, and other attributes
 This gave another jester jesters.

 In the light of the circus between numbers
 Behind the scenes, quietly, light
 Clown appeared between us
 Sometimes in a dunce cap.

 Spectator spoiled our clowns —
 He craves laughter, shaking her purse,
 And shouting: & quot; Do you think this clown ?!
 If the clown — be funny! & Quot;

 Here we go … As long as we grumbled aloud:
 & quot; entered the arena, so ridiculous! & quot; —
 He’s meanwhile sadness
 I take out quietly from the soul.

 Again, we s doubts — the twentieth century,
 Circus we have, of course, the world,
 Clown, however, is too grim,
 Not a happy clown, not a living.

 But he, like the water kanuv,
 Suddenly the light, impudently, two hands
 Kral yearning of the inner pockets
 Our souls, dressed in jackets.

 We laughed then stunned,
 He clapped his hands shattered.
 He did not do anything funny —
 Woe to our taking it over.

 Only joking, chattering,
 All becomes sad mime,
 Because the load of another’s grief
 Out of habit, he considered his.

 Heavy sadness felt …
 Jester bent in a light ring
 They make everything more bitter pantomime,
 And the deeper wrinkles on the face.

 But our anxiety and adversity
 He Raked handful of us,
 Though many generations numb …
 And imagine — protection is not in store.

 We are now without pain laughing,
 Have fun on our times:
 & quot; Oh, how great we were robbed —
 We took that as stop us! & Quot;

 Time! And, smashing his knees,
 He left it, thinking of their own.
 Auburn reigned in the arena,
 And outside it.

 The evil genius of our delivered good
 Behind the scenes — that’s us, and funny.
 Suddenly — the whole swarm of stolen moments
 It focused one.

 In hundreds of thousands of lamps were extinguished candles.
 Drum roll — and silence …
 Too many, he shouldered
 Our — and broke his back.

 Spectators and people between them
 Thought: & quot; This is a drunkard down & quot ;.
 Jester in his last pantomime
 Sparkle — and beat.

 He froze — not somewhere, not overseas —
 Near us, as it were, lay down, tired.
 First Clown choked with grief,
 Just it not is calculating their forces.

 I stepped forward irresistibly,
 But having to bow before him.
 This trick — not a pantomime:
 Death was — the queen of pantomime!

 This thief with a knee cut the fetters,
 At night, the horses are not hijacked.
 He died a buffoon. He stole a minute —
 Sad moments in people.

 Many of us bragging rights for
 Not given: & quot; and so shall live! & Quot;
 Jester then sneak up behind
 Quiet and silent — at the hands of …

 He disappeared, he sunk as the wind blew!
 Or is it a joke eccentric?
 But I cover it — came up,
 This clown was no cap.

 1972

Видеоклип

Обсудить