Добавить в избранное

Оригинальный текст и слова песни:

Туп и топ и тупитопопят
Честный шел втроем солдат
Тройка томмиев фузейных
Из стрелков рефузилейных
Ваша первая стребда
Дорогие в доску да
— из теплого теченья обстоятельств, из Голдстрима.
Стражники шатались по (пардонне-лер, же ву ан при, э?) по шоссе Монтгомери. Кто-то из них выказал убеждение в котором каждой из створон
(пардонне!) противоречили всевозможные (жевуанпри, э?) По их словам, она была первая дама, которая остановилка его в ту роковую серду, Лилия Конингамз, предложив пройтись в поля.
Как поставлен, так и стоял бы, невзирая на возраст, а падал бы, так уж с пылом и с жаром! — откровенно заявил рядовой в отставке Пет Мочиссон.
Изыск! Так вот играют противники с соперниками!
Временная из нашего штата с вокзала, которая сейчас в отпуску (ее прикрасил выдающийся подстановщик мусора Ситонс) была проинтерфьирована в прыгнахерской под западающим концом города. Выглядя наверно еще парикрасней в своих развишневых панчтальонах с лямками и поясом от Поллунного и Семизвездного, в кирпичных рустикальных от Черномуровой Главы меж резвящихся юнцов в его Орле с Ребенком и возносясь превыше покупателей зерна и сена у Черного и Вовсе Черного, г-жа А… Ф… заметила в сторону, наполовину прошепча своему доверенному сосуду и поправляя при этом огромную как колесо телеги шляпку (агат! — теперь мы знаем, что это значит: нырять за наперстком в полное сала корыто): она надеется, что Сид Артар помучит рождейственный протрут из оранлимонированных орхидий с холлегами и др. от Незовизимнего фиатра, так что травожиться не у чем. И далее, хотя смрадно смравнивать с днятождественными подсолмухами, которые зеленожу боговкры для дожделиственных черевей, чарлатин и всех разновидностей климатита, но там было такое расноопрасие — добавила она со многими приветами Махе пранжапанси.
Сливки!
Знаток предыстории, энтихолог, изрек в диктофон: его пропеномен и есть его проперизмомен.
Помойный поповредник по прознанью Семцеркуей нанятый г-дами Эчберн, Сулпитр и Эшриберн, молитвословы, Глинталюк, пред коим проклятый вопрос был поставлен сестринским братством во время легкого завтрака из печенки или блеенки, как угодно, с холодным мясом и жидким трясом — толченым, печеным и в блейн облеченным, отвечал, благодарение Господу, импульсивно: Мы как раз пропагандерировали деело о признании его недействиительности, а что они добыли из егохнего уха в собственном повороте? Со всеми ребятами он лишь цементный кирпич и только!
Не более обычного трезвый водитель дрынзины, который беспечно созерцал поливание струей своего средства, Рыжей Зины, занял твердую позицию. Пока дрын поливал Зину, он изложил нашему перепиздателю нижеследующее: Ирикер был всего навсего обычный розоватый реформист в личной жизни, но со всеми правилами народу следовует избрать его в парламент.
Владелец кафетерия (Луиджи, ты его знаешь. Блестящий организатор!) сказал: Мон фуа, отите хомлет, мадам? Орошо, майн хлебер! Но ваши яйца придется разбить самим. Смотрите, как я!
А сам сидит. Умбедимбт!
Потная личность (старше шестидесяти) держась за теннисные кальсоны заявила, что она всё про всё зна, но слухи о бесчестии ползут сквозь стены и не звонят в звонки.
Вот так: после раздутого Браддона изволь слушать этого трезвого пустомелю.
Взгляд официантки железнодорожного буфета (ее звали Плакса Рю) был выражен следующим образом в отношении этих объектов жалостливой обслуги с выпивкой: мужчина и его сифон. Ихим! Поздно свистать, когда Филис уже затек к ней в стойло. Если позадить иго под замок, так выйдет багровый срам, как предлагал ихим этот задомит. Какая разница что там вылетало у него из ревульвеера! При том, что ихим он хиротка и так хкверно болеет. Ихим!
Хорошо сказано, господин барабанщик!
Катя Тырил тобой гордится! — отвечал представитель Б.О.Т. (но весь отдел за это не отвечает!) а дщери Банкописькины проперчали в унитсон: Простибойжеговляшки!
Драяну Люнскому, диспетчхеру на стоянке, задавали вопросы через его громкоговоритель

Перевод на русский или английский язык текста песни -:

Tup and top and tupitopopyat
Honest walked three soldiers
Troika Tommy fuzeynyh
Of shooters refuzileynyh
Your first strebda
Dear in the board yes
— From the warm current circumstances of Goldstrima.
The guards were strolling through (sorry-ler, the count when an, eh?) In Montgomery Highway. One of them showed a belief in which each of stvoron
(Sorry!), Contrary to all kinds (zhevuanpri, eh?) According to them, she was the first lady, who ostanovilka him in that fateful angry, Lily Koningamz, offered to go in the field.
As shipped, and would stand, regardless of age, and would fall, so with zeal and fervor! — Openly declared to the ordinary retirement Pet Mochisson.
Delights! So play opponents with rivals!
Time of our staff from the station, which is currently on leave (her unvarnished outstanding podstanovschik garbage Sitons) was prointerfirovana in prygnaherskoy under the sink end of the city. Looking perhaps even in their parikrasney razvishnevyh panchtalonah with shoulder straps and a belt from Pollunnogo and Semizvezdnogo in rustic brick from the Head Chernomurovoy between frolicking youngsters in his Eagle and Child and ascended above buyers of grain and hay in Black and Black Not at all, Mrs. A .. . F … noticed towards the half-whisper to its trusted vessels and adjusting with great a cartwheel hat (agate — now we know what that means: to dive for a thimble full of fat in the trough): she hopes that Sid Artar suffer rozhdeystvenny will rub out with orchid oranlimonirovannyh hollegami et al. from Nezovizimnego fiatra so travozhitsya not have anything. Further, although the foul smravnivat with dnyatozhdestvennymi podsolmuhami that zelenozhu bogovkry for dozhdelistvennyh casings, and all kinds of charlatin klimatita, but there was such rasnooprasie — she added with many greetings Mahe pranzhapansi.
Cream!
Expert prehistory entiholog, spoke in a voice recorder: it is his propenomen properizmomen.
Slop on popovrednik proznanyu Semtserkuey hired Messrs Echbern, Sulpitr and Eshribern, Prayer, Glintalyuk, before whom the damn question was nursing fraternity during a light breakfast of liver or bleenki, somehow, cold meat and liquid shake — mashed, baked and clothed Blaine answered, thanks to the Lord, on impulse: We just propaganderirovali deelo nedeystviitelnosti on recognizing him, and that they have extracted from egohnego ear in his own turn? With all the guys he only cement bricks, and more!
No more than usual sober driver drynziny who blithely contemplating pouring jet of its funds, Redhead Zina, I took a firm stand. While drin watered Zina, he outlined our perepizdatelyu following: Iriker was just simply a normal pinkish reformist in his personal life, but with all the rules trace people elect him to Parliament.
The owner of the coffee shop (Luigi, you know his brilliant organizer.) Said: Mont foie, otitis homlet, madam? Watering, mein hleber! But your eggs have to break themselves. See how I am!
And he sits. Umbedimbt!
Sweaty person (over sixty) holding tennis pants stated that it was all about all knowledge, but rumors of dishonor creeping through the walls and do not ring bells.
Here it is: a bloated after Braddon you please listen to this sober chatterbox.
Looking railway canteen waitress (her name Crybaby Ryu) was expressed as follows in relation to these pitiful objects subservient to drink: a man and a siphon. Ihim! Late whistle when Phyllis had already become numb to it in the stall. If behind the yoke under lock and key, so will the crimson shame, as proposed ihim this backwards. What a difference there took off from his revulveera! With that, he ihim hirotka hkverno and so sick. Ihim!
Well said, Mr. drummer!
Katya tyril proud of you! — Posted representative B.O.T. (But for the entire department is not responsible!) And daughter Bankopiskiny properchali in unitson: Prostiboyzhegovlyashki!
Drayanu Lyunskomu, dispetchheru in the parking lot and asked questions through his loudspeaker

Видеоклип

Обсудить